?

Log in

No account? Create an account
Жить по-настоящему больно

Для "подумать"

Нашла интереснейший отрывок.
Толстой (Холстомер)
Рассказ ведется от лица лошади. Вот как она восприняла институт собственности (т. III, изд. 1886 г. 547 стр.).
„То, что они говорили о сечении и о христианстве, я хорошо понял, но для меня совершенно было темно тогда, что такое значили слова: своего, его жеребенка, из которых я видел, что люди предполагали какую-то связь между мною и конюшим. В чем состояла эта связь, я никак не мог понять тогда. Только гораздо уже после, когда меня отделили от других лошадей, я понял, что это значило. Тогда же я никак не мог понять, что такое значило то, что меня называли собственностью человека. Слова „моя лошадь“ относились ко мне, живой лошади, и казались мне так же странны, как слова „моя земля“, „мой воздух“, „моя вода“.
Но слова эти имели на меня огромное влияние. Я не переставая думал об этом, и только долго после самых разнообразных отношений с людьми понял, наконец, значение, которое приписывается людьми этим странным словам. Значение их такое: люди руководятся в жизни не делами, а словами. Они любят не столько возможность делать или не делать чего-нибудь, сколько возможность говорить о разных предметах условленные между ними слова. Таковы слова: мой, моя, мое, которые они говорят про различные вещи, существа и предметы, даже про землю, про людей и про лошадей. Про одну и ту же вещь они условливаются, чтобы только один говорил: мое. И тот, кто про наибольшее число вещей, по этой, условленной между ними игре, говорит: мое, тот считается у них счастливейшим. Для чего это так, я не знаю, но это так. Я долго прежде старался об'яснить себе это какою-нибудь прямою выгодою, но это оказалось несправедливым.
Многие из тех людей, которые меня, например, называли своей лошадью, не ездили на мне, но ездили на мне совершенно другие. Кормили меня тоже не они, а совершенно другие. Делали мне добро опять-таки не те, которые называли меня своей лошадью, а кучера, коновалы и вообще сторонние люди. Впоследствии, расширив круг своих наблюдений, я убедился, что не только относительно нас, лошадей, понятие мое не имеет никакого другого основания, кроме низкого и животного людского инстинкта, называемого ими чувством или правом собственности. Человек говорит: „дом мой“, и никогда не живет в нем, а только заботится о постройке и поддержании дома. Купец говорит: „моя лавка“, „моя лавка сукон“, например, и не имеет одежды из лучшего сукна, которое есть в его лавке.
Есть люди, которые землю называют своею, а никогда не видали этой земли и никогда по ней не проходили. Есть люди, которые других людей называют своими, а никогда не видали этих людей; и все отношение их к этим людям состоит в том, что они делают им зло.
Есть люди, которые женщин называют своими женщинами, или женами; а женщины эти живут с другими мужчинами. И люди стремятся в жизни не к тому, чтобы делать то, что они считают хорошим, а к тому, чтобы называть как можно больше вещей своими.
Я убежден теперь, что в этом и состоит существенное различие людей от нас. И потому, не говоря уже о других наших преимуществах перед людьми, мы уже по одному этому смело можем сказать, что стоим в лестнице живых существ, выше, чем люди; деятельность людей, по крайней мере тех, с которыми я был в сношениях, руководима словами, наша же делом.“
Согласитесь, есть, о чем подумать

Sep. 11th, 2014

Хитрость и ложь могут помочь добиться быстрого, но чаще временного успеха, на более длительных дистанциях честность - лучшая политика.

***

- Ты приедешь ко мне на Новый год?
- Знаешь, я не хочу. Ты весь год провела одна и так ничего не сделала. Никаких достижений. Мне не о чем с тобой говорить.
- Ты что?! Как это никаких достижений? Как это я ничего не сделала? Я КАЖДЫЙ ДЕНЬ ЕМУ НЕ ЗВОНИЛА!!!! 

Dec. 24th, 2013

   Я стараюсь не обольщаться людьми. Никто никому ничего не должен. А если кто и должен, то считать и рассуждать я начинаю с себя. Таким образом, получается, что  если я что-то делаю: даю или беру, прихожу или ухожу - я за все несу ответственность сама. Если даю в долг, то представляю, что подарила, если что-то сказала, то готова, к тому, что это узнают все, если кого-то считаю другом, то предъявляю обязательства только себе, если влюбленна, то не требую ответа и не жду взаимности как нечто обязательное. В общем и целом я считаю себя ответственной и за свои поступки по отношению к окружающим, и за поступки окружающих по отношению ко мне.
    Все это вовсе не значит, что я не верю в людей, просто я стараюсь не питать иллюзий, чтобы потом не разочаровываться. Мне легче видеть причину в себе, чем там, где я не властна. Может это сила, может - трусость, может - тщеславие, называйте как угодно.
     И конечно, здесь я должна признать, что, если уж быть до конца откровенной, то это лишь модель, к которой я стремлюсь в своем отношении к миру, а на самом же деле, не всегда удается так железно  жить. Безусловно, и я обманываюсь, и я попусту горю в надеждах, и я постоянно чего-то жду. 

Белая тема

Я боюсь по- настоящему красивых глаз.
Почему? Не могу ответить даже себе.
Сначала ищу их, ищу, а потом - боюсь.

***

Ничто так не обнажает душу как неистовый страх

Разукрасим время

   Иду я по заполненной людьми улице и думаю, вот лица мелькают, раз-два-три, всех и не запомнить, никого и не отметить, все какие-то одинаково разношерстые, и одинаково серые, и я - одна из них, неприметная, невзрачная, самая обычная, в обычном пальто, в самых обычных туфлях, с самой обычной прической и, как не прискорбно, с самой обычной жизнью.
Ну, конечно, мы все разные, такие неповторимые, такие единственные. Но мы все такие одинаковые и жизни у нас...  да разные, но в целом такие одинаковые... жизни как жизни, родился, женился, крестил сына-дочь, скончался и уложился под тяжелым каменным памятником на кладбище.
Если не скучно, читай дальшеCollapse )

   

***

— Она мне очень нравится, но я не влюблен в нее.
— А она влюблена в вас, хотя нравитесь вы ей не очень.

Оскар Уайльд

***

Если ты в чем-то слишком уверен, ты ошибаешься.